Анекдоти, бувальщини, усмішки, байки, гуморески та різні кумедні історії. Гарний настрій з веселим телефоном - гарантовано.

Утренняя репетиция духовного оркестра. Дирижер говорит:

- Второй тромбист фальшивит!

Голос из оркестра: второй тромбист отсутствует.

- Тогда скажите ему об этом, когда он появится.



Прозаик А. всегда дарил свои книги друзьям и знакомым только через три года после выхода их из печати.

- В этом есть свой резон, - хитро улыбаясь, говорил он, - к этому времени их, как правило, уценяют.



Несколько молодых поэтов-авангардистов, на выступления которых никто не ходил, потому что их стихи были оторваны от жизни, решили сами пойти в народ. Молодые люди пришли в парк и, забираясь по очереди на скамейку, начали тарабанить свои заумные стихи. Проходившая мимо старушка остановилась и сказала выступавшему поэту:

- Правильно говоришь, сынок! Плохо мы еще живем.



Вручая рукопись рецензенту, автор стыдливо бормотал:

- Не сочтите за труд, не сочтите за труд...

Потом он горько жаловался, что рецензент его понял буквально.



Стоит очередь за Драйзером. Бежит бабка.

- Дочки, за чем стоим?

- За Драйзером.

- А это что, вроде штапеля?

Возвращается домой жена одного заслуженного академика и рассказывает:

- Стоим мы сегодня за Драйзером, а одна необразованная бабка говорит, что Драйзер вроде штапеля.

Заходил, заволновался академик и с печалью признался жене:

- А ты знаешь, родная, к своему стыду вынужден признать, что я Штапеля ничего не читал.



Двое беседуют:

- Вы были на "Свадьбе Фигаро"?

- Нет, ограничился поздравительной телеграммой.



Художник говорит критику:

- Чтобы об искусстве живописца рассуждать, надо самому уметь рисовать.

- В жизни я не снес ни одного яйца, - отвечает критик, - но о качестве яичницы могу судить лучше любой несушки.



Редактор: Книга выйдет, надо только отжать воду.

Автор: Это не вода, а чистое золото. Гонорар начисляется по числу строк.



Один банкир предложил чемпиону мира по шахматам А.Алехину за вознаграждение играть с ним раз в день в шахматы.

- Но вы же никогда не выиграете, - удивился Алехин.

- Ну и что? - беспечно согласился банкир.

Ежедневные денежные поступления пришлись по душе чемпиону мира. Чтобы не терять источник финансирования, он решил один раз ему поддаться. Когда банкир выиграл, он вскочил с места и с криком:

- Я победил самого Алехина! - исчез навсегда.



Льва Толстого, когда он служил в армии, очень расстраивал мат. Когда он его слышал, всякого останавливал.

- Зачем же ты так выражаешься, голубчик, лучше, к примеру, скажи: Ах ты, дордын пуп, Амфидер! Или еще как-нибудь.

Когда Лев Толстой уволился, солдаты с восторгом вспоминали:

- Тут у нас раньше граф служил, ну и матершинник, слова без мата не скажет, а такое загнет, что и не выговоришь.